Эйн-Ход – финальный аккорд дадаизма

Марсель Янко

В середине апреля 2011 года в деревне художников Эйн-Ход открылся после ремонта обновленный музей Марселя Янко (музей "Янко-Дада") – с иначе спланированным основным залом, где с 8 по 11 июня будет проводиться уже в 5-й раз фестиваль камерной музыки "Маэстро"; с по иному поданной (куда доходчивее, чем прежде) основной постоянной экспозицией работ художника, с новыми экспонатами и идеями. С новыми периодическими выставками молодых художников в нижнем зале музее и с обновленными комнатами "Маабадада" – творческой лаборатории для детей, где они могут поиграть с помощью помятых кастрюль и глянцевых журналов в "дадаизм", а также сюрреализм, экспрессионизм и искусство вообще. Здание музея было построено в 1983 году архитектором Моше Зархи. Постоянная экспозиция, посвященная Янко расположена на втором этаже, сменные выставки молодых художников – на первом. Там же – комнаты "Маабадады" и зал для семинаров и занятий с детьми.

Кстати, "Маабадада" музея с удовольствием принимает дары в виде старой посуды, фотографий, театральных костюмов, ненужных ламп и прочих сокровищ, которые трудно найти даже на блошиных рынках. Зачем это нужно, вам объяснят дети, если вы приедете с ними в выходные дни в "Маабададу" и поймете, что дада – это модернистское искусство абсурдных представлений, стихи из бессмысленных наборов букв, спонтанных коллажей. В 1984 году (этот год получил название ташмад - "уничтожение" на иврите), вскоре после открытия Музея, состоялось дадаистское шоу "ташмадада", в котором принял участие сам Янко. Другое мероприятие - "модада" - было посвящено показу мод в стиле дадаизма. Марсель Янко Музея Янко в наши дни – это новые экспонаты, новые идеи и 70-лет творчества Марселя Янко. Казалось бы: достаточно информации, чтобы приехать в музей, получивший экспонаты из частных коллекций, заказать экскурсию (в которую включено и посещении в соседнем здании студии художника с отреставрированными фресками и с мебелью, изготовленной самим Янко). Руководит музеем Райя Зоммер – крупнейший исследователь творчества Марселя Янко. И не достаточно потому, что стоит только потянуть за ниточку сухой информации о часах работы музея и перед вами начнется вертеться клубок, составленный из бесчисленных фактов, эпох, имен, дат и событий – от открытия кабачка "Вольтера" в Цюрихе до критерий выдачи Премии Израиля. Музей Марсель Янко в дереве художников Эйн-Ход называют еще и музеем дада, дадаизма. Добавьте к этому Румынию, Швейцарию, Францию, архитектуру и израильскую символику, "Новые горизонты" и еврейские погромы в Румынии, конструктивизм и кубизм в живописи, смешайте все с руинами арабской деревни, и клубок начнет распутываться. Марсель Янко делал вещи необыкновенные – в духе дада, экспрессионизма, кубизма, конструктивизма. По образованию он был архитектором, успел построить дома в Бухаресте, виллы в Израиле. Он любил яркие краски, создавал картины из золота (ироничное наследие разрушительных идей дадаизма), был отличным рисовальщиком и разрабатывал техники фресок, деревянных и керамических стенных панелей. Перестроенный центральный экспозиционный зал в музее поделен на три части. Первая - дадаизм и румынский период, включая впервые выставленные архитектурные модели. Вторая - израильский период, и третья центральная - недавно обнаруженные стенные панели, сделанные Янко по заказу судоходной компании "Цим", обратившейся в героические 50-е годы к художникам Эйн-Хода с просьбой изготовить фрески и эскизы для настенной керамики – направление, которое развивал именно Марсель Янко. Сам музей - подарок художнику от поклонников - был открыт за несколько месяцев до смерти Янко, и он успел принять участие и в его оформлении, и в сборе материалов. Его последняя картина, написанная незадолго до смерти, "Композиция в зеленом и красном" украшает центральный зал. Панели восстановлены по старым фотографиям. Часть истории Марселя Янко отражена в документальном фильме, который надо попросить продемонстрировать – копия уже не новая, и просто так ее не "гоняют". Марсель ЯнкоНо большая часть его истории – в тех удивительных вещах, которые Янко успел сделать: от его живописи 30-х годов до коллажей из золотых пластин, недавно переданных музею в дар от частной коллекцией Гальи Альбин в Израиле. Другая часть новых экспонатов передана музею семьей Янко и коллекционером из Румынии. Основная экспозиция музея - поздние работы Марселя Янко, румынский период растворился в войне и в планах Чаушеску. Янко был также великолепным графиком, много рисовал. Его работы на бумаге – это портреты друзей, иллюстрации к ТАНАХу, Катастрофа, солдаты, арабы, обнаженная натура. Рассказывать о Марселе Янко – одном из тех, в чьей судьбе сплелось столь много нитей клубка 20 века – можно бесконечно долго. Он – мировая знаменитость; он дожил до открытия музея его имени в Израиле; его дочь Двора и внучка Михаэла занимаются его творческим наследием; в Румынии устраиваются симпозиумы, ему посвященные. Мы же можем просто приехать в музей и посмотреть на его работы, попытаться понять, почему и откуда такие краски – такие яркие, дерзкие, запоминающиеся. Почему его творчество все больше и больше занимает искусствоведов? Как он перешел от дадаизма к фигуративному искусству и вновь к абстрактному? Биография Марселя Янко помогает разобраться в его работах. Но экскурсия по музею начинается не с работ его юности (которые не сохранились, в 70-е годы он восстановил по памяти часть своих полотен 30-х годов), а с центрального зала – там, где расположены эскизы панелей для пассажирского лайнера "Герцль" компании "Цим", случайно найденные при ремонте его студии, забытые за шкафом. После реставрации они заняли свое место в музее. Марсель Янко часто менял направления и стили: керамические и деревянные расписные панели тому подтверждение. Он изготовил их в мастерской Иче Мамбуша – еще одной легендарной личности, вместе с которым Янко основал Эйн-Ход. К слову сказать, эскизы панелей для "Цим" не были воплощены в жизнь, но Янко успел сделать керамические стены для цфатской больницы, для станции "Кармелит" в Хайфе, для Хайфского университета, зала "Масада "в Беэр-Шеве и для других общественных зданий. "Цим" заказал панели именно художникам Эйн-Хода, но эскизы самого Марселя Янко не подошли. По легенде их сочли слишком героическими и перенасыщенными символикой (менора, голубь скрижали завета, раненые солдаты – видно на прогулочных кораблях в 50-е годы это уже был не модно), но это повод вспомнить другую легенду – о том, как Марсель Янко основал Эйн-Ход. Согласно живописным сказаниям Янко, прогуливаясь по склонам Кармеля, наткнулся на развалины в цветах и сходу решил организовать в этом месте деревню художников. На деле Янко работал ландшафтным архитектором, планировал в Эрец-Исраэль национальные парки. Благодаря этой работе он много ездил по стране. Склоны Кармеля он изучил, измеряя их в 1953-м году для управления парками и, действительно, обнаружив развалины брошенной арабской деревни Эйн-Худ, задумал создать здесь коммуну художников. Марсель Янко Далее начались препоны в лице многочисленных комиссий, но в те времена их заслоны еще можно было преодолеть. И Янко вместе со своим другом, художником Иче (Ицхаком) Мамбушем воплотили в жизнь идеи и идеалы. К тому же строить такую коммуну – это как раз и означало сочетать архитектуру и живопись. Собранная им группа восстановила развалины и сохранила дух деревни. Янко, по сути, стал первым реставратором духа жилья. В коллекции Иче Мамбуша есть рисунок двух дерущихся собак. Иче рассказывал, что подобные рисунки были для Янко выходом для разочарований, когда случались комитетские споры. Сам Янко называл создание художественного товарищества в Эйн-Ход финальным аккордом дадаизма Сочетание архитектуры, живописи, скульптуры всегда занимало Янко. В его бумагах были обнаружены записи о том, что "надо напоминать архитектуре о существовании братства искусства. Все громкие фигуры прошлого были мастерами пластических искусств: выдающиеся архитекторы были прекрасными живописцами". Янко не только говорил и провозглашал. Он делал! Часть экскурсии по обновленному музею проходит в его мастерской, где во время ремонта благодаря фотографиям 1959-го года были обнаружены фрески на стенах двух комнат. Сначала реставраторы увидели светлый силуэт птицы на коричневой стене. После реставрации стены стали прежнего ярко синего цвета, а на них проступили фигуры обнаженных женщин, силуэты, птицы, собаки. Еще одна легенда гласит, что в какой-то момент жена художника сказала, что подобная компания ей не по душе и фрески были закрашены. Так или не так, но в 2009 году приглашенные реставраторы очистили стены и сантиметр за сантиметром явили миру фрески Марселя Янко. Если копнуть – а реставраторы копнули, то под фресками обнаружились фрагменты орнаментов в арабском стиле. На одной из стен дома нашли рисунки карандашом и подписи под ними: Тристан Тцара, Жан Арп и Франсис Пикабия (соратники Янко по дадаизму) и над ними развевается гордое слово – революция! Янко разрисовывал не только свою студию, но и другие дома в Эйн-Ходе, где в 50-60-е годы проводились пуримские балы, привлекавшие и тель-авивскую богему, и политиков. Балы проходили в доме его дочери и в доме Гертуды Краус, танцовщицы и хореографа, основательницы первого в Израиле театра балета. Судя по фотографиям, эти росписи существовали до 1970-х годов, и потом были закрашены. Революция! Дадаизм - художественное течение конца 1910-х – начала 1920-х - был последствием революционных настроений и Первой мировой войны. У слова дадаизм есть несколько значений, это и деревянная лошадка от французского dadaisme, и двойное согласие «да-да» в русском и румынском, и в переносном смысле детский бессвязный лепет. В целом "дадаизм" не имеет точного значения, что и нужно было основателям этого течения, толковавших свое искусство размыто, таинственно и вне логики. Дадаизм даже часто называют анти-искусством, что как раз именно логично для явления, возникшего во время войны. Дадаизм сложился в Швейцарии, получил развитие во Франции. В июле 1916 года немецкий поэт Хуго Балль со сцены "Кабаре Вольтер" в Цюрихе провозгласил первый манифест дадаизма. "Кабаре Вольтер" было создано им вместе с женой, пианисткой и танцовщицей Эмми Хеннингс и группой единомышленников - Тристаном Тцара, Марселем Янко (в 1916 году Янко как раз изучал архитектуру в цюрихском Политехникуме) и Жаном Арпом, породившими дадаизм, влияние которого на развитие мировой культуры и искусства несомненно. Нельзя не процитировать найденные на просторах Интернета свидетельства: "В январе 1916 года поэт и мистик, ученик Кандинского и последователь Бакунина, Хуго Балль устроился тапером в сосисочную, а уже через месяц объявил об открытии в ней "литературного кабачка". Кабаре шумело дни и ночи напролет. Как позднее вспоминал один из его основателей Марсель Янко, там "была явка живописцев, студентов, революционеров, великосветских мошенников, психиатров, дам полусвета, вкрадчивых обаятельных шпионов". В густом дыму часто "появлялось выразительное монгольское лицо Ленина". Факты опубликовал французский историк Доминик Ногэз: Ленин не только бывал в кабаре, но и помогал дадаистам с изданием буклетов и даже появлялся на сцене. Он танцевал и играл на балалайке! Но и это не все: в архиве Тристана Тцара сохранилось стихотворение, написанное ленинской рукой, а также воспоминания о шахматных матчах с ним". (© Светлана Сухова. "Ленин в Зазеркалье" - "Итоги", №46, 2006. (http://www.itogi.ru/archive/2006/46/32569.html). Дадаизм просуществовал недолго: в 1922 году он официально прекратил свое существование. Тристан Тцара на собрании произнес похоронную речь дадаизму, который успел породить экспрессионизм и сюрреализм, не особо любимый Янко, румынским евреем, родившемся в Бухаресте в 1895 году. В возрасте 20 лет он уехал в Цюрих изучать архитектуру, выражая авангардные взгляды в противовес бюргерству и декларирую свои принципы в красочных манифестах дадаизма, что не мешало ему также быть членом кружков "Радикальные художники" и" интеллектуального "Новая жизнь". После Цюрика он уехал изучать живопись в Париж (дадаизм спровоцировал "французский сюрреализм") потом – обратно в Румынию. В 1922 году состоялась его первая персональная выставка в Доме искусств в Бухаресте. Марсель ЯнкоВ Румынии Янко занялся архитектурой, открыв вместе с братом Жюлем архитектурное бюро. И в живописи того периода и в архитектуре он отталкивался от классики в сторону принципов конструктивизма и кубизма, особо почитая Корбюзье. В Румынии спроектированные им дома стали местной сенсацией, а Янко успел тем временем создать первое в стране модернистское движение - группу "Контимпоранул", и стал соредактором журнала, проповедовавшего идеи конструктивизма. Янко показывал свои работы на бухарестских Осенних салонах (1922–31), а также на выставках в других странах, поддерживал связи со своими единомышленниками в искусстве, работавшими в Цюрихе, Роттердаме, Берлине и других городах. В 1931 г. Янко стал членом Парижской группы абстракционистов «1940». В 1938-м году Янко впервые побывал в Палестине. В 1941-м, после первой волны еврейских погромов в Румынии, в период между Катастрофой и провозглашением государства, он перебрался с семьей в Эрец-Исраэль. Его модернизм претерпел здесь резкие изменения, прежде коричневые и оливковые краски стали яркими красными и зелеными, синими и желтыми. Янко старался помочь – создавал новую символику, рисовал картины новых пахарей и строителей, новых людей, новых репатриантов, новые пейзажи и арабские деревни. Для заработка Янко, приехавший в Израиль известным художником в возрасте 46 лет, как раз и работал ответственным по планировке национальных парков. В 1942 и 1948 годах в Тель-Авивском музее искусств состоялись его персональные выставки. Он много преподавал - и в своей студив в Эйн-Ходе , и в "Студио" – школе Штрайхмана, где воспитал несколько поколений израильских художников. В израильское искусство Янко привнес идеи дадаизма, кубизма и абстрактного экспрессионизма. За что ему пришлось изрядно побороться, ибо в те годы господствовала фигуративная живопись. Немудрено, что работы Марселя Янко, художника-"новатора", охотно приобретались израильскими коллекционерами. И столь же охотно к нему обращались театры - он сделал немало декораций. В 1945-м году под влиянием "Герники", Янко написал картину "Геноцид". Его полотна того времени - "Корабль репатриантов" 1946 года, "Рынок в Тверии" 1947-го. В начале 1950-х годов Янко вернулся к абстрактной живописи. В этот период своей жизни Янко стал также одним из основателей группы «Офаким хадашим» ("Новые горизонты" вместе с Штрайхманом и Зарицким), зарядив израильскую живопись элементами европейского модернизма и свободным духом дадаизма. Живя в Израиле, Янко принимал участие во многих израильских и международных выставках, в том числе в ретроспективных выставках дадаизма в Венеции, Париже, Нью-Йорке, Иерусалиме. Его персональные выставки проходили в Израиле, США, Италии, Швейцарии. В 1951-м году творчество Янко было отмечено премией Меира Дизенгофа, в 1958-м – премией "Гистадрута", а в 1967-м году он получил премию Израиля. Марсель Янко умер в 1984 году, оставив огромнее наследие – картины, рисунки, архитектурные проекты, тексты, эскизы и главное: память о себе.

Телефон Музея "Янко-Дада" в Эйн-Ход – 04-9842350.

Часы работы в будние дни – с 9.30 до 15.30, по пятницам - с 9.30 до 14.00, по субботам – с 10.00 до 16.00.

Стоимость билетов - от 10 до 20 шекелей. Об экскурсиях, включая театрализованное представления для детей и прогулку по Эйн-Ход, необходимо договориться заранее. "Маабадада" открыта для всех каждую субботу с 11 до 15.00. О посещении "Маабадада" в другие дни надо договориться заранее по телефону.

Сайт музея: http://www.jancodada.co.il http://www.youtube.com/watch?v=QDcbWTOMFdE

Рассказ самого Янко: http://www.youtube.com/watch?v=MmyudKpRUlw