Новый балет ансамбля "Бат-Шева" "ха-Хор" (Отверстие) - Тель Авив

Бат-Шева в Тель Авиве - ансамбль балетВообще-то новый балет ансамбля "Бат-Шева" в постановке художественного руководителя ансамбля Охада Нагарина называется попросту – "Дыра" ("The Hole"), или "Отверстие", "ха-Хор" на иврите. Почему – как обычно, никто не объясняет, тем более что дыра в данном случае – восьмиугольная, темная, с точно указанным расположением: домашняя студия ансамбля "Варда" в тель-авивском балетном центре Сузан Далаль. Балетная "Дыра" настолько увлекательна, так втягивает зрителей в орбиту своего движения, так затягивает в воронку, что ассоциации с черной дырой неизбежны. Как и ассоциации гендерные и геометрические. Геометрические – потому что студию "Варда" превратили в октагон, выстроив в ней под низким дополнительным навесным потолком восьмиугольную сцену в восьмиугольном зале. Восемь сторон и восемь углов, все углы и стороны равны между собой. Многие магические талисманы имеют такую форму, как и дорожный знак Stop. Может этот восьмиугольник отражение некого космического пророчества? А может это просто игра? Все это не имеет никакого отношения к "Бат-Шеве", в студии которой в полном согласии с выдумкой Нагарина выстроили многогранную сцену с обзором на 360 градусов, вкруг нее – такой же многогранный зал, где зрители сидят рядами вдоль ребер октагона. А за зрительскими рядами – восемь стен, вдоль которых – восемь помостов, и на них танцуют не менее самозабвенно, чем на сцене. Зрители сидят в узком пространстве между двумя восьмиугольниками – внутренней сценой и внешними помостами. Октагон в октагоне. На сцене – только мужчины, на подмостках – только женщины-танцовщицы. И – наоборот: на площадке внутреннего многоугольника - женщины, вдоль стен неистовствуют мужчины-танцовщики. Они - женщины и мужчины - никогда не встречаются в этом пространстве. Каждый кружит в своем. За час с лишним – лишь одно прикосновение, легкое касание – как цитата из Микеланджело. А две версии балета – мужская и женская, которые по замыслу хореографа должны быть показаны за один вечер – это, конечно, всем нам привет от Милорада Павича, Стриндберга и Деборы Колкер. В этой постановке много цитат, столь ловко и органично вплетенных в ткань движения, что вычленяешь их не сразу. Они как блестки на ткани танца – нежного и брутального, мягко и резкого, плавучего и ритмичного, эротичного и пуританского, эгоистичного и открытого. Охад Нагарин объясняет, что это работа не является site specific постановкой, то есть не создана под определенное пространство. Наоборот – пространство вылеплено под идею танца. "Пока что единственным поставленным мною для "Бат-Шевы" site specific балетом было только представление в парке Тимна около Эйлата. Здесь же все ровно наоборот – само пространство мы перестроили под наш новый балет, представления которого пока будут идти только в студии "Варда". Пока я не вижу никакой возможности вынести этот спектакль за пределы Тель-Авива. Дело не в том, что нелья возвести точно такую же конструкцию, навесить этот особый низкий потолок, построить такие стены и сцену в форме октагона с обзором на 360 градусов. Все это технически можно сделать и в других залах - нам не раз приходилось перевозить сложные декорации, да и сама идея того, что зрители сидят не напротив сцены, а по периметру зала вокруг сцены, уже использовалась в "Мамутот" и в "Камуёт". Дело в том, что сама атмосфера нашей студии подсказала такое решение, и пока что мы будет показывать "Дыру" только в этом восьмиугольнике. Мне бы хотелось, чтобы зрители смотрели подряд обе версии - и "женскую", и мужскую". Но это в идеале". Ансамбль Бат Шева в Тель АвивеА пока что - война. Война между двумя полами, между внешними стенами и внутренней сценой, зрителями и танцорами. Все построено на контрастах и экспериментах, находках и потерях, танце отчаяния, страха и все-таки надежды, спрятанной где-то за обрешеткой потолка, ибо даже там оказываются танцоры, нависая над зрителями. Сцена приподнята над залом – так что приходится вытягивать шею, задирать голову, невольно начинать двигаться, заглядывать в небеса – ведь где-то там и есть черная дыра. "Совершенство недостижимо" – сказал Охад Нагарин на презентации нового балета для журналистов, невольно процитировав на сей раз Сальвадора Дали, но имя виду нечто очень конкретное – симметрию. "Мы танцуем на сцене и в зале, сконструированных по законам симметрии, но симметрия – это иллюзия. Я не пытался в этом балете использовать игру геометрических фигур. Язык движения гага ассиметричен, как и наши лица, тела, мысли и мои постановки. Симметрии нет, как и нет в этой работе особого месседжа, посыла, а есть в ней динамика и путь. Здесь главенствует движение, а не идея. Любые аллюзии, в особенности политические, будут, на сей раз, неуместны. А любые ассоциации с развитием, с языком движения, возможностями выразить внутренний мир через язык тела – они как раз правильны". Музыку к новому балету "Бат-Шевы" написал сам Охад Нагарин, скрывшись за уже хорошо знакомым псевдонимом Максим Варрат. Премьера балета пройдет в Тель-Авиве 3 апреля. "The Hole" - "Дыра". Мировая премьера. Ансамбль"Бат-Шева" и Охад Нагарин 3 апреля, среда, 19.00 и 21.00 4 апреля, четверг, 19.00 и 21.00 5 апреля, пятница, 14.00 6 апреля, суббота, 19.00 и 21.00 10 апреля, среда, 21.00 11 апреля, четверг, 21.00, 12 апреля, пятница, 14.00 13 апреля, суббота, 19.00 Постановка "Дыра" будет также показана в студии "Варда" с 17 по 23 мая 2013 года и с 14 по 17 июля 2013 года. Маша Хинич/ Фото Гади Дагона предоставлено отделом по связям с прессой ансамбля "Бат-Шева"

Главная: